Опухоли головного мозга у собак и кошек

Опухоли головного мозга у собак и кошек

Доктор вет. наук Козлов Н.А.

Крышкина С. Е.

На данный момент, зафиксировано много случаев опухолей головного мозга у животных (Simon R. Platt., Natasha J. Olby., 2004). Однако, несмотря на это сведения об этом заболевании недостаточны и неточны. В русскоязычной литературе такие сообщения единичны. Часто, на ранних стадиях заболевания, опухоль имеет бессимптомный процесс, что усложняет ее диагностику, несмотря на наличие таких методов диагностики, как компьютерная томография (КТ) и магнитно- резонансная томография (МРТ). В связи с этим проблемы диагностики и лечения неоплазии головного мозга являются актуальными.

Неоплазия головного мозга чаще встречается у собак, чем у кошек. Частота ее встречаемости у собак 14,5 на 100000 животных. ( Withrow S.J., MacEwen E.G. 2007) Опухоли головного мозга могут встречаться у всех пород, в любом возрасте и независимо от пола. Несмотря на это выявили некоторые особенности проявления этого заболевания. Известно, что брахицефалы наиболее предрасположены к глиальным опухолям гипофиза, а долихоцефалы к менингиомам. Такие породы, как боксер, золотистый ретривер, доберман, шотландский терьер имеют больший риск заболевания неоплазией. Наиболее часто опухоль возникает у собак старше 5 лет.

Частота встречаемости неоплазии у кошек 3,5 на 100000 животных. (Withrow S.J., MacEwen E.G. 2007) Породная предрасположенность не выявлена.

Опухоли мозга происходят или: из тканей самого мозга или из его оболочек. Также опухоль может проникать в мозг из прилежащих тканей (например из костей черепа) или быть метастазами из других органов. Причины возникновения опухолей головного мозга у собак и кошек на данный момент не известны, хотя могут рассматриваться диетические, экологические, генетические, химические, вирусные, травматические, и иммунологические факторы.

Классификация опухолей

Среди первичных опухолей наиболее распространены у собак и кошек глиомы и менингиомы. У кошек также часто встречаются эпендимома, папиллома сосудистого сплетения, медуллобластома, опухоль плазматических клеток, лимфома, нейробластома. Наиболее распространенные вторичные опухоли у собак – это локальное инвазия носовой аденокарциномы; метастазы из молочных желез, предстательной железы, или легочная аденокарцинома, метастазы из ангиосаркомы; и прорастание аденомы гипофиза или рак. У кошек – макроаденома и макрокарцинома гипофиза. (Withrow S.J., MacEwen E.G. 2007) Данные представлены в сводной таблице ниже.

Опухоли головного мозга у собак и кошек

Клинические признаки

Неврологические признаки возникают при сдавливании мозга опухолью. В связи с этим, они не являются специфическими для самой опухоли и нельзя исключать другие заболевания, которые могут вызвать такие же признаки. У многих собак и кошек, с опухолью головного мозга, серьезные клинические признаки долгое время могут не проявляться, однако могут быть замечены неотчетливые симптомы, как изменение поведения, нежелание сидеть на руках владельца, уменьшение частоты мурлыканья, снижение активности. Это связано с тем, что опухоль может расти медленно и окружающие ткани адаптируются к повышению давления, не вызывая серьезных признаков нарушения функционирования мозга. Неврологические симптомы, главным образом, зависят от локализации, размера и скорости роста опухоли.(Withrow S.J., MacEwen E.G., 2007)

Клинические признаки в зависимости от локализации опухоли.

Слабость и сенсорные нарушения означают поражение в лобно-теменной зоне коры больших полушарий. Зрительный дефицит означает поражение зрительных путей зрительного нерва в затылочной доле концевого мозга. Потеря обоняния связана с поражением обонятельного мозга.

Диагностика

Первым шагом ветеринара должно быть полное физическое и неврологическое обследование, по которому можно определить диагноз и примерное расположение опухоли. Еще раз обращу внимание на то, что данные клинические признаки не являются специфичными для неоплазии. Такие же симптомы вызывают врожденные расстройства, инфекции, иммунологические и метаболические расстройства, травмы, сосудистые расстройства и др. заболевания. Поэтому важно исключить данные болезни, прежде чем ставить окончательный диагноз. Для этого используют такие методы диагностики, как:

  1. Гематологическое и биохимическое исследования. Это проводится для исключения заболеваний, не относящихся к головному мозгу, и оценки анестезиологического риска.
  2. Рентгенография. Обзорная рентгенография грудной и брюшной областей позволяет исключить первичную опухоль в других частях тела и метастазирование в легкие. Рентгенография черепа дает скудные данные, однако с ее помощью можно обнаружить опухоль черепа или носовой полости, лизис или гиперостоз черепа.
  3. УЗИ брюшной полости проводится также для исключения экстракраниальных причин признаков мозговой дисфункции.
  4. Анализ СМЖ рекомендуется в качестве помощи в диагностике опухоли головного мозга. Изменения в ликворе определяются не при всех видах опухолей. Используют для исключения воспалительных причин дисфункций мозга. Нельзя проводить при повышенном внутричерепном давлении.
  5. КТ и МРТ – основные методы диагностики. Позволяют определить наличие, размер, локализацию опухоли. Проводятся под общим наркозом. Считается, что МРТ предпочтительнее КТ. КТ позволяет обнаружить изменение костей (переломы черепа). При помощи МРТ достигается более четкая визуализация мягких тканей и обнаружение оттека мозга, кист, кровоизлияния и некроза. Изображение ствола мозга или мозжечка, полученное с помощью МРТ, превосходит по качеству в отличие от изображений, полученных благодаря КТ.
  6. Биопсия. Ветеринарный врач, для диагностики внутричерепных поражений, как правило, опирается на КТ или МРТ. Однако, несмотря на то, что они могут дать информацию о характере поражения (размер, местоположение и связь с другими структурами), эти методы диагностики не могут обеспечить доказательства основной патологии (Simon R. Platt., Natasha J. Olby., 2004). Некоторые поражения, вызванные инфекцией (грибковой гранулемой), могут выглядеть как опухоль (занимать большое пространство), но не быть ею. Поэтому биопсия – это единственный метод окончательной диагностики опухоли головного мозга. Она позволяет выявить тип опухоли и ее злокачественность. Опухоли, хорошо подходящие для внутричерепной биопсии: менингиома, астроцитома, олигодендроглиома, эпендимома, метастазирующая аденокарцинома, некоторые лимфоидные опухоли. Опухоли, находящиеся в глубинных областях мозга, такие как медуллобластома мозжечка, опухоли ствола мозга, таламуса и гипоталамуса, плохо подходят для биопсии (Simon R. Platt., Natasha J. Olby., 2004). Наиболее известные методы биопсии — биопсия под контролем УЗИ и биопсия под контролем КТ.

Лечение

В настоящее время существует большое количество методов лечения – паллиативное лечение симптомов, хирургическое удаление, лучевая терапия, химиотерапия, бор-нейтрон захватная терапия (одним из основоположников данного метода в ветеринарии был проф. Митин В.Н.), иммунотерапия, генная терапия и проч.

  1. Химиотерапия. Играет незначительную роль(Withrow S.J., MacEwen E.G., 2007) в лечении опухоли. Факторы, ограничивающие использование этого метода:
  2. Лучевая терапия наиболее распространенный метод лечения. Цель – уничтожение опухоли при минимизации вреда окружающим, здоровым тканям. Облучение можно использовать самостоятельно, либо в сочетании с другими методами. При подборе дозы облучения нужно обратить внимание на тип опухоли, ее локализацию и на терпимость окружающих, здоровых тканей. Лучевую терапию назначают также для снижения рецидивов после операции.
  3. Хирургическое удаление. Цель – вылечить болезнь полным удалением опухоли (довольно редко это возможно сделать), либо уменьшить симптомы, снизив давление на ткани мозга. Данный метод лечения не всегда возможен. Для того чтобы провести оперативное лечение нужно знать точное место локализации, размер и степень инвазии опухоли. Также возможность проведения операции зависит от общего состояния пациента и доступности опухоли.
  4. Паллиативное лечение симптомов направлено на снижение внутричерепного давления, оттека и на замедление роста опухоли. При такой терапии применяют глюкокортикостероиды. Также включает противоэпилептическую терапию, при которой назначают фенобарбитал.
  5. Гематоэнцефалический барьер не пропускает многие химические препараты.
  6. Неоднородность опухолевых клеток. Вследствие этого только определенные опухолевые клетки чувствительны к препарату.
  7. Опухоль может быть чувствительна только к высоким дозам, которые могут быть токсичны для нормальной ткани мозга и для других органов.

5. Иммунотерапия. Метод, который активирует клеточный иммунитет против опухоли головного мозга путем культивирования и стимуляции лимфоцитов был опробован на собаках. У пяти собак с глиомой головного мозга было обнаружено уменьшение размеров опухоли и клиническое улучшение. На данный момент иммунотерапия исследуется.( Withrow S.J., MacEwen E.G., 2007)

     6. Генная терапия – это метод лечения, при котором ДНК или РНК передается клеткам-мишеням, с целью изменения их генотипа для терапевтических целей. Хотя генная терапия была задумана как средство для лечения генетических заболеваний, его возможность применения в лечении опухоли была быстро замечена. Этот метод на данный момент исследуется.( Withrow S.J., MacEwen E.G. 2007)

Прогноз

Прогноз при опухолях мозга зависит от множества факторов. Это тип опухоли и ее расположение, степень вторичного действия опухолей и неврологический статус пациента. Для животных с грыжами головного мозга очень неблагоприятный прогноз, а для животных с легко доступными опухолями и незначительным неврологическим дефицитом – весьма благоприятный. (Ричард А.С. Уайт, 2003)

К сожалению, большинство опухолей невозможно полностью вылечить, поэтому основная цель лечения — как можно дольше обеспечить хорошее качество жизни животному.

Существует мало данных о продолжительности жизни при использовании только паллиативной терапии. Результаты одного исследования показывают, что средняя продолжительность жизни при таком лечении – 56 дней.(Withrow S.J., MacEwen E.G., 2007) Прогноз может быть значительно улучшен оперативным лечением, облучением, химиотерапией или иммунотерапией, используемым поодиночке или в комбинации.

Общие принципы, которые используются при рассмотрении прогноза:

  • Чем больше размер опухоли, тем хуже результат.
  • Чем сильнее проявление клинических признаков, тем хуже прогноз.
  • Супратенториальные опухоли (опухоли переднего мозга) имеют лучший прогноз, чем инфратенториальные опухоли (опухоли ствола мозга и мозжечка).( Withrow S.J., MacEwen E.G., 2007)
  • Чем позже диагностировали заболевание, тем хуже результат.

Случай из практики В декабре 2010 года на кафедру Ветеринарной хирургии при Московской государственной академии ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И.Скрябина поступил кот Персик в возрасте 7 лет, самец, породы британский короткошерстный, кастрированный.(рис. 1.) Владельцы жаловались на плохую опороспособность тазовых конечностей.

В ходе диагностики выявили проприоцептивную атаксию тазовых конечностей, проявляющуюся нарушением постуральных реакций, усиление рефлекса панникулита и боль в крестцовой области. Все краниальные рефлексы были в норме. Животному выполнили обзорную рентгенографию поясничной и крестцовой области – изменений не было обнакружено. Вследствие этого, для диагностики причин атаксии, коту сделали КТ черепа (рис. 2.) и миелографию , контраст вводили через поясничный доступ. При миелографическом исследовании патологических изменений спинного мозга не обнаружили.На КТ выявили первичную внутричерепную опухоль головного мозга. Владельцам рекомендовали оперативное лечение животного.

Этапы оперативного вмешательства

В премедикации использовали атропин 0,04 мг/кг в/м, цефазолин 5-10 мг/кг в/м, дицинон 10 мг/кг в/м, капельно метилпреднизолон в/в 20мг/кг, затем маннитол 1 г/кг. В ходе оперативного вмешательства выполняли нейролептаналгезию препаратами ксилазин 2 мг/кг и золетил. Также проводили инфузию р-ром Рингера 20 мл/ч, плазмозаменители (волювен) и физиологический раствор. Перед операцией животному был установлен мочевой катетер и произведена интубация трахеи. На основании данных КТ выбрали ростротенториальный правосторонний доступ в месте расположения опухоли. Сделали дугообразный разрез кожи от лобных

костей до межтеменной кости.(рис. 3.) Острой препаровкой разъединили височную мышцу, и в дальнейшем скелетировали кости черепа. Определили и отметили участок кости, которая будет удалена. Для этой цели использовали высокоскоростную пневматическую дрель с 3 мм карбидным бором, просверлили желоба по отмеченным линиям.(рис. 4). Далее выкусывали кусачками Керрисона. Таким образом из костной ткани удаляли 4-хугольник. Производили коагуляцию ветвей средней менингиальной артерии биполярным коагулятором. Первоначально разрез твердой мозговой оболочки осуществляли, приподнимая оболочку пинцетом Адсона и остроконечным скальпелем, в дальнейшем, под твердую оболочку подводили стоматологический скрепер и делали надрез скальпелем No.11 до размеров краниотомии. Контролировали кровоизлияния паутинной и мягкой оболочек, паренхимы биполярным прижиганием и гомеостатической губкой. Определили место локализации опухоли, отделили ее от прилежащих тканей и энуклеировали.(рис. 5,6.) Сосуды «мозгового ложа» откоагулировали биполярным коагулятором. Полное иссечение новообразования определяли по данным УЗИ, проводимого интраоперационно. Для предотвращения формирования гематомы устанавливали дренаж. Зашивали каждый слой тканей не рассасывающимся швом мононити (Prolene 4-0).(рис. 7.) Отдельно ушивалась твердая мозговая оболочка, на которую сверху была уложена гемостатическая губка. Сразу после операции ввели квамател 2 мг внутривенно(далее — в/в), гордокс 2000 ед. в/в, фуросемид в дозе 4мг в/в.

Гистологическое исследование патматериала.

Опухоль отправили на гистологическое исследование. Диагноз- менингиома. Гистологическая картина: опухоль состоит из объемных веретеновидных клеток, образующих переплетающиеся, закручивающиеся или расположенные палисадно пучки. Клетки пронизаны умеренным количеством плотной, местами отечной, фиброзной стромы, неравномерно выраженной на разных участках. В ткани опухоли отмечены множественные мелкие очаги кровоизлияния. Опухолевые клетки имеют крупное, овальное ядро с тонкими тяжами хроматина, 1-2 выраженных ядрышка и слабо выраженную эозинофильную цитоплазму. Степень анизоцитоза умеренная, митозы редки.

Заключение.

После операции наблюдалась положительная тенденция восстановления. Через день после операции у животного исчезла атаксия. В период реабилитации после операции не было отмечено проявления неврологических синдромов. Проводился клинический и неврологический осмотр животного – через неделю после операции, через 2, через месяц, через 2 месяца Неврологических изменений не было обнаружено. На данный момент животное полностью восстановилось.

Библиографический список

  1. Ричард А.С. Уайт. Онкологические заболевания мелких домашних животных.// Аквариум, Москва, 2003, — 350 стр.
  2. Кулешова О.А., Ягников С.А., Кемельман Е.Л., Леонова Т.А., Митрохина Н.В, Трубникова Е.А. Клинический случай оперативного лечения внутричерепной менингиомы у кошки.// Российский ветеринарный журнал. Мелкие домашние и дикие животные, 2010; 3: 29-34.
  3. BSAVA Manual of Canine and Feline Neurology. Third edition.,Editors: Simon R. Platt., Natasha J. Olby., 2004, 432 pp
  4. Withrow S.J., MacEwen E.G. Small animal clinical oncology.// Saunders Elsevier, US, 2007, — 846 p.
  5. Jaggy A. Small Animal Neurology — Hannover . Schlutersche ,2010 – 580p